Куперен Франсуа (Couperin), прозвище «Куперен Великий»

КУПЕРЕН (Couperin) Франсуа, прозвище «Куперен великий» (1668, Париж — 1733, там же) — французский композитор, органист и клавесинист. Вошел в историю как непревзойденный мастер клавесинной музыки конца XVII — 1-й трети XVIII вв. Опираясь на достижения таких выдающихся предшественников как Ж. Б. Люлли и А. Корелли, Куперен блестяще сочетал в собственном творчестве французские и итальянские влияния, оставаясь вместе с тем истинно национальным художником. (Своеобразную дань уважения этим особо им чтимым музыкантам Куперен отдал в многочастных инструментальных концертах «Парнас или апофеоз Корелли» и «Апофеоз Люлли», созданных в поздний период.) Стиль Куперена глубоко оригинален, он не ограничивается рамками господствовавших в ту эпоху художественных течений. Вместе с тем, композиционной строгостью и симметричностью форм он связан с классицизмом, а столь свойственные ему изящество, ювелирная отделка деталей, тонкая изысканная орнаментика во многом сближают его с эстетикой рококо.

Куперен вырос в семье потомственных музыкантов. Уже в 17 лет он заменил отца в должности органиста парижской церкви Сен-Жерве. Другим его музыкальным наставником был органист королевской капеллы Ж. Д. Томлен. Блестящие успехи в органном искусстве позволили Куперену стать преемником своего учителя: в 1693 г. он получил звание королевского органиста. Однако любимым инструментом его был клавесин, на котором он играл, по свидетельству современников, с истинным совершенством. В 1702 г. Куперен становится придворным клавесинистом и учителем музыки в королевской семье (однако официально до 1717 г. это звание носил известный французский композитор и клавесинист д’Англебер). В 1730 г. из-за болезни Куперен ушел в отставку, и преемницей выдающегося музыканта стала его дочь Маргарита-Антуанетта, также замечательная клавесинистка, об игре которой сохранилось немало восторженных отзывов. Наследие Куперена содержит разнообразные жанры: трио-сонаты, органные мессы, концерты (для одного или нескольких инструментов с basso continuo), мотеты. Вместе с тем, он оказался одним из немногих крупных композиторов, не обращавшихся к оперному жанру и не сочинявших произведений для хора (мотеты Куперена, в отличие от хоровых мотетов XVII в., представляют собой духовные песни для одного голоса с инструментальным сопровождением).

Наиболее ценную часть наследия Куперена составляют его клавесинные пьесы. Всего композитор сочинил около 250 таких пьес, которые объединены в 27 сюит, составивших 4 большие сборника (вышли в свет соответственно в 1713, 1716, 1722, 1730 гг.). Сюиты носили названия «Les ordres» — последовательности: в них чередовались пьесы самого различного характера. Подавляющее большинство этих клавесинных миниатюр имеет программные подзаголовки. Здесь и жанрово-изобразительные сцены («Молотобойцы», «Вязальщицы», «Жнецы»), и зарисовки природы («Лилии распускаются», «Сады в цвету»), и женские портреты («Француженка», «Испанка», «Любимая»), и стремление передать в звуковых образах душевный облик, черты характера или физическое состояние («Мрачная», «Выздоравливающая», «Стыдливость», «Кокетство»); есть у композитора и сатирические сцены («Престарелые щеголи и перезрелые красавицы», «Старички и старушки на ходулях»). Вместе с тем и рисуя пейзаж, и пытаясь запечатлеть особенности какого-либо настроения, душевного состояния, Куперен не ограничивается аналогиями описательно-иллюстративными (и тем более ассоциативно-звуковыми), а стремится найти тонкие связи между конкретным образом и его инструментальным воплощением. «В клавесинный жанр он привнес черты психологического реализма и придал инструментальным пьесам такую же выразительность, как пьесам вокальным, наделенным поэтическим текстом»,— писал известный исследователь клавирной музыки М. Друскин. Более четверти всех клавесинных пьес Куперена написано в форме рондо; она наиболее полно отвечала изобразительному замыслу и изящному стилю его поэтических миниатюр.

Большую ценность представляет также трактат Куперена «L’art de toucher le clavecin» («Искусство игры на клавесине», 1717): в нем содержится ряд методических указаний относительно выразительных приемов игры, аппликатуры, а также подчеркивается особая роль мелизматических украшений и необходимость скрупулезно точного их воспроизведения.